Алексей Карлов: “Ищу команды, которые умеют что-то делать, общаться с пользователями. Менеджерами по управлению проектами я наелся”

Основатель Angel Relations Group и бизнес-ангел Алексей Карлов вложился в рамках Kazan Startup Week в проект Willdev. Сразу после этого он дал нам интервью.

Как тебе Kazan Startup Week? Ты, кажется, много времени провел в Татарстане.
Я провел в Татарстане 4 дня на этой неделе. Вообще, Kazan Startup Week -- это то, чего я и ожидал. Здесь важны были не столько идеи, сколько классные ребята, которые выступали. Плюс сама экосистема, которую мало где встретишь. Если 4-5 лет назад ИТ-парк представлял собой только здание, а потом здесь были, как мне казалось, несколько интернет-магазинов, которые считались интернет-стартапами, то сейчас я вижу ребят, которые гораздо быстрее приходят к хорошим идеям, они ориентированы на своих клиентов и понимают, если делают полный буллшит. Экосистема много значит. Очень мало кто в России и в мире готов терпеть несколько лет. Когда мы, например, в 2009-2010 годах запускались со схожей, но меньшего масштаба, образовательной программой в Перми с Андреем Хусидом, то наш план был на три года. За меньшее время ничего не сделать. В Казани прошло 5 лет -- проглядывается фундамент.

Алексей Карлов подписывает инвестиционный договор с Willdev.ru

Алексей Карлов подписывает инвестиционный договор с Willdev.ru

Какие выводы из выступлений и общения с проектами сделал?
Были очень хорошие презентации по дизайну, питчингу. Зачастую выступления были лучше самих идей. В этом преуспели. Многих я знал раньше, видел описания проектов. Не понравилось то, что многие до сих пор относятся халатно к общению с инвесторами. То есть вовремя прислать сколько стоит пользователь и сколько с него берут -- COCA и LTV…

А может они просто не знают, как это считать?
На это есть ИТ-парк. Я могу понять внешние команды, но резиденты бизнес-инкубаторов должны знать, как такие показатели считать. Ни от одного я не слышал, чтобы они не знали о COCA и LTV. Дело в другом -- организаторы давали такую задачу, но многие не подготовили. Может из-за того, что были заняты слайдами. Они сделали это в момент выступления, но инвесторам или фондам, которые приехали, нужно было видеть такие цифры заранее. Выступило 30 проектов, и если я все цифры вижу впервые, то мне их нужно еще переварить.

Ты вкладываешься только в один стартап, из тех, что выступили, верно? Кто-нибудь еще заинтересовал?
Да, только в один. Но меня заинтересовали несколько проектов – например, конструктор для сайтов Blocks. Мне понравилась не столько тематика (я не очень верю в то, что можно создать еще один конструктор сайтов), сколько то, что они очень хорошо настроили канал реселлеров и у них уже есть продажи. Плюс, основатель оказался взрослым не только на сцене, но и в разговоре. Мы пришли кое к чему, возможно, к сотрудничеству.

А расскажи про Дениса и его проект. Как получилось, что ты инвестируешь в 16-летнего школьника из Елабуги?
Да неважно откуда он и сколько ему лет. Все мы живем в одном мире. Вот если он, живя в Елабуге, не знает, как масштабироваться, то да -- мы не будем с ним работать. С Денисом я познакомился еще в августе на отборе в челнинский бизнес-инкубатор. К слову, я очень плохо различаю возраст людей -- 15 и 25 для меня примерно одно и то же. Так что я не обращал на это внимание. Как правило, в первый день там выступают, может и с хорошими идеями, но ужасно, а на второй день, когда проектам дают структуру, они выступают лучше. Денис мне понравился еще в первый день своей наглостью. Он, как ни странно, знал своих конкурентов и чем он от них отличается. Он понимал, что слабее, но не хотел сдаваться. Willdev.ru еще до обучающей программы в инкубаторе показал первый трекшн, и Денис знал сколько пользователей отваливаются и почему. Это именно то, что мы ищем. Именно те команды или, может быть, юные гении, которые умеют сами что-то делать и общаться со своими пользователями. Менеджерами по управлению проектами я наелся.

А ты сам кодить умеешь?

Можно сказать, что нет. У меня есть начальные знания HTML, с версткой я знаком. Чуть-чуть PHP… да нет, не знаю я PHP. Когда мы поняли, что хотим заниматься программированием, то мы инвестировали в свой отдел программистов. Без этого отдела я бы и в Дениса не инвестировал. Вообще, я мечтал кодить. Думаю, что когда-нибудь я научусь. Но время очень дорогое, я не думаю, что, инвестировав в это много времени сейчас, я смогу это окупить.

А сколько у тебя проинвестированных проектов?
Всего у меня в портфеле 9 стартапов.

Расскажи про них.
Это сервисы, которые вышли из нашего бизнеса. Они занимаются аналитикой качества рекламы в социальных сетях, некий social CRM. Кажется, что это аналог западных ресурсов, но, на самом деле, он сделан в нашем офисе в Нью-Йорке. Называется он WhoVisits.Us. Это возможность посмотреть на действия в социальных сетях, примерно как Google смотрит на AdWords. Не просто “смотрите”, насколько выросло количество лайков, а поименно, кто и что делал, не нарушая privacy. В итоге это решение стало отличным дополнением для рынка e-commerce в некоторых индустриях -- fashion, food и в индустрии игр. О чем-то интересном мы объявим в декабре.

Расскажи про твои стратегии выхода из проектов.
В идеале это продажа. Взлететь, найти стратега и продать. Внутренне, как менеджер проекта и как человек, который инвестировал собственный деньги, я не признаюсь себе в этом, но, как бизнесмен, я готов расстаться и резать по живому.

Сколько было продаж?
За 2-3 года выход был пока один. Это была одна из первых публичных инвестиций -- компания Sly Lamb. Они превратились из студии, которая только писала приложения для клиентов (таких как М-Видео, ivi), в студию, которая производит собственные игры. В последний раз я смотрел летом, как у них дела. Осенью было много работы и не было времени отвлечься.

А ты спишь, вообще?
Да. А вот когда мы начинали компанию, пять лет назад, режим был через ночь. Был 35-часовой рабочий день, а потом часов 8 на сон.

Здоровье себе не испортил?
Понятия не имею. Наверное, отчасти испортил. Но не знаю, из-за режима это или из-за того, что я закончил со спортом. Примерно на второй год работы я стал брать один выходной раз в две недели. Сейчас, когда у нас планируется релиз, например, то я часто провожу неделю в таком режиме.

А отпуск у тебя полноценный когда был в последний раз?
В последний раз летом 2009-го.

А что было летом 2009-го?
Тогда еще не было Angel Relations. Тогда я еще не занимался бизнесом, а просто дружил с Бизнес-инкубатором ВШЭ. Мы делали разные крутые штуки и отправились однажды на сплав по реке Белая в Башкирии на две недели. Две глупые недели. Первую неделю я пытался отвлечься от работы, пару дней было нормально, а потом стало дико скучно.

Пока не планируешь себе отпуска?
Возможно, на новогодние праздники куда-нибудь слетаю на три дня.

Слушай на новогодние же никто не работает почти две недели? Можно подольше отдохнуть.
Отнюдь. Это в этой стране так. В Америке все работают. А наши основные партнеры и клиенты там. Различные иностранные офисы пользуются нашим софтом по аналитике социальных сетей. Также мы много делаем приложения для LinkedIn, работаем напрямую с лондонским офисом.

А в России офиса нет у них?
Нет. У них локализован продукт, но офиса пока нет. И я не уверен, что он скоро появится из-за экономической ситуации.

Но и LinkedIn не так популярен в России.
Он показал троекратный рост с начала года.

Да, но с низкого старта показать троекратный рост несложно.
Это самая выгодная сеть сейчас для крупного бизнеса.

Выгодная в каком плане?
Выгодная по контактам, по рекламе, по тому, как просто достучаться до нужного человека. У LinkedIn очень качественная аудитория. У нас в исследовании есть подробная информация о ней.

Это бесплатное исследование? А то некоторые исследования рынка продают.
Это не наш бизнес. Исследования у нас бесплатные.

Какие вообще исследования вы делаете? Я видел одно на “ЦП”…
Да, там как раз по соцсетям было. У нас есть отдел ARG+, мы около двух лет делаем исследования по индустриям -- fashion, кино, машины, музыка, еда, телевидение. Для каждой индустрии есть свои закономерности и нюансы. На SlideShare есть примеры наших исследований. Мы всегда очень рады, когда кто-то с рынка приходит и помогает нам делать исследование. У нас на каждый год планируется по 30 штук, но далеко не все мы успеваем сделать. Мы реализуем те за, которые схватится кто-то из наших сотрудников, или те, на которые придет запрос с рынка. Запрос с рынка -- это не обязательно заказ, это может быть партнерство. С одним телеканалом скоро будет.

Цитата из фейсбука: “Критерий оценки работы преподавателя -- когда предлагают долю за твой неденежный (интеллектуальный) вклад”. Тебе предлагали?
Да, бывало. Здесь цитата относилась к моей работе со студентами MBA. Это, обычно, взрослые ребята, старше 25-ти. Они что-то попробовали в жизни, поработали ранее со стартап-академией GVA LaunchGurus, где я сейчас преподаю. Ребята смотрят на свой продукт с точки зрения бизнес-модели, а потом приходят к нам в качестве партнеров или подрядчиков по рекламе.

karlov

Расскажи про GVA LaunchGurus. Произнося сокращенное GVALG можно язык сломать.
Сейчас это частная компания. Она принадлежит Лоренсу Райту, ее основателю. Одно из направлений деятельности GVA LaunchGurus -- стартап-академия. Это логичное продолжение стартап-академии Сколково, которая была запущена в июне 2012 года. Это некая программа-ускоритель для стартапов или для выходцев из корпоративной среды, которым надо понять, как спозиционировать, начать продавать и масштабировать продукт. Это была часть программы бизнес-школы Сколково. Прошло 4 выпуска, а потом у них закончился контракт с Лоренсом, и он вышел из школы и создал свою компанию -- GVA LaunchGurus. Преподавательский состав на 80% перешел к Лоренсу и продолжает продвигать эту стартап-академию на частных началах.

У LaunchGurus есть фокус?
В рамках стартап-академии фокус строится в зависимости от студентов, которые на данный момент обучаются на курсе. Наши студенты в сумме за два года получили 20 миллионов долларов венчурных инвестиций. Это был и мобильный эквайринг, и детские товары, и технология продажи молока на крупных производствах. Сейчас мы также участвуем в организации программы Ready for Equity. Это бесплатная программа для предпринимателей, находяшихся на ранних стадиях развития.

Бесплатная? Расскажи подробнее?
Да, бесплатная. Организаторами программы выступают Департамент науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы, Центр инновационного развития Москвы. Ready For Equity -- это обучающая программа о том, как развивать свой бизнес за счет привлеченных инвестиций. Курс помогает начинающим предпринимателям понять как правильно оценить свой бизнес, как выступать с презентацией и в итоге привлечь внимание инвесторов к своему бизнесу.

В какой венчурный фонд тебя пригласили партнером в июне?
Это венчурный фонд нашей компании -- Angel Relations Group и одного из наших западных партнеров. Пока официально мы этом не объявили, во многом из-за ситуации в стране. Мы пока не знаем, где этот фонд будет базироваться.

Наверное, о фонде объявляется, когда идут первые сделки?
Нет, скорее, когда фонд объявляет рынку о том, что он хочет создать широкую воронку в определенном сегменте, чтобы начали приходить проекты.

Как часто ты с Бобом Дорфом встречаешься? Видел, что вы даже друзья в фейсбуке.
Не только в фейсбуке, но и в твиттере друг друга читаем. Дорф этой осенью получил официальную должность -- декан LaunchGurus. Мы с ним видимся примерно раз в квартал, в основном, когда он приезжает в Россию. А переписываемся раз в месяц.

Есть какая-то индустрия, рынок, в который ты страстно веришь? Хочется туда вкладывать.
Я верю в персонализацию e-commerce. Еще.. назовем это “Вавилонской башней” – стиранием границ в мире в плане общения, языков. Я не знаю, куда и как это пойдет, но что-то здесь должно произойти. Я бы очень хотел верить в медицину, хоть ничего в ней и не понимаю. Я бы очень хотел, чтобы та IT-инфраструктура, которая вокруг нас развивается, добавляла нам еще и здоровья. Пока в этом есть дисбаланс. Грубо говоря, мы избавили себя от поездок через весь мир, чтобы передать письмо, но мы убиваем свое здоровье, сидя за компьютером.

Тебе не кажется, что это вопрос самомотивации? Можно работать по-другому, распределяя свое время иначе? Есть еще гаджеты, например.
“Убивать”, я имею в виду, как “не добавлять”. Сидение за компьютером не добавляет здоровья. А гаджеты пока собирают информацию и делают из нее какие-то подсказки. Круто станет, когда машина начнет думать за меня в вопросах здоровья, и подсказывать мне, когда стоит оторваться от компьютера, потому что у меня напряглось зрение.

Есть какой-нибудь гаджет, который ты себе хочешь?
Да, я хочу себе стабильную батарею для всех остальных гаджетов. Oculus Rift, например, меня мало привлекает. Мне кажется, что он некрасивый. У нас в команде есть сотрудник, который мониторит такие штуки и, если нам нравится, то мы что-то покупаем. Кроме стандартных вещей, которые нам помогают в работе, как GoPro, мы, например, тестировали телефон и ОС от Mozilla.

И как?
Очень плохо. Они сделали то, что пару лет назад сделали разработчики Chrome. Вместо приложений были иконки, на которые можно было кликнуть и попасть на мобильную версию сайта. Возможно, они что-то изменили, мы тестили несколько месяцев назад. Мы делали это, потому что это относительно популярно на одном из регионов, который нам интересен – в Африке.

Африка? Какая именно?
Центральная Африка. У нас есть два потенциальных партнера там. В Африку мы верим. У нас есть знакомые в американских компаниях, которые занимаются там телекоммуникациями. Есть десятки миллионов пользователей с планшетами и телефонами, но там нет GSM связи.

Ты был в Африке?
Нет.

А хочешь? Теперь, наверное, надо.
Ох, я не уверен, что подобные глобальные направления, куда смотрит наша компания, я потяну один. Под такие вещи мы стараемся найти лидера. Наверное, мы сейчас расходуем все мое время, как СЕО. И если нам сейчас открывать направление, то нужно найти человека. Пока мы не нашли CTO, мы не инвестировали в отдел разработки. Пока мы не поняли, что один из наших менеджеров обожает инфографику, мы не инвестировали в отдел дизайна.

С какими брендами и компаниями тебе нравится работать? Что у них должно быть?
Всего два момента: первое, мы должны сами пользоваться или хотеть пользоваться их продуктом, а второе, нам должен нравиться топ-менеджмент компании и процесс коммуникации.

А если предложат много денег?
Рубен Варданян, основатель Бизнес-школы Сколково, и человек, который много сыграл в моей жизни просто фактом нашего знакомства, сказал одну фразу: “Зарабатывать деньги в России и в мире умеют очень многие, а создавать компании – единицы”. Продолжая эту фразу, я могу сказать, что мы создаем бизнес.

Смотри, а если вам не нравится сервис или услуга, но к вам приходит компания и говорит “нам тоже она не нравится, помогите нам стать лучше?”
Это немного другое -- это отдел дизайна, разработки и так далее. Не совсем наш профиль.

С какими людьми тебе нравится и не нравится работать?
У нас есть два стоп-сигнала для компании -- политика и религия. Мы не будем оказывать рекламные услуги, наш основной продукт, религиозным и политическим организациям. Это может быть госкомпания, но там не должно быть никакой партии. Наверное, мы много потеряли за последние годы…

А были предложения?
Да. От политики были. Есть у меня и личный стоп-сигнал, который не совсем политкорректен, наверное. Я не стал бы работать, если вижу связь с фашизмом, если партнер, клиент или сотрудник имеет какие-то неонацисткие взгляды.

Такое часто встречается?
К счастью, нет. Но встречается.

Знаешь, обычно про стоп-сигнал говорят что-то вроде “ленивый”…
Ленивый сам не станет с нами иметь дела, он не выдержит. Вообще, в бизнесе важно отключить эмоции. У меня есть личный ментор, один из западных инвесторов российского происхождения. Он увидел, что кризис некоторые банки перестали кредитовать кинокомпании. И он решил сам в них инвестировать. Он говорил, что к нему приходили представители этих компаний и в красках рассказывали, как красиво будут снимать. А в конце обязательно добавляли, что познакомят с Брэдом Питтом. На это он искренне отвечал “А кто это?” У него был подход -- “только бизнес”. В итоге он вложил деньги всего в одну студию, где СЕО был художник, который разбирается в бизнесе. А они инвестировали в “Аватар”. Если есть какая-то эмоция вроде “мне нравится этот человек”, то нужно стараться держаться подальше -- привлекать другого менеджера под проект, например.

Ты стараешься так делать?
Стараюсь, но это сложно. Но не сложнее, чем терять деньги.

А ты часто терял деньги?
На инвестициях -- часто.

А на мели ты часто оказывался в жизни?
У нас бывали кварталы, когда мы работали в ноль. В любом рекламном агентстве есть 1-2 крупных клиентов, и много маленьких. Когда от нас ушел крупный телеком, то нам было тяжело. Но мы не сокращали персонал, а инвестировали в людей, и в итоге окупили это. А саму компанию мы создали, потому что поняли, что очень хотим есть.

Если Angel Relations начиналось как рекламное агентство, то во что оно превратилось сейчас? Можно в одном предложении выразить?
Это компания, которая методами digital-маркетинга и собственных IT-инструментов пытается поддерживать и развивать бизнес-модель клиента. Как-то так. Наши большие планы -- инвестиции в нашу команду, продолжать создавать линейку собственных продуктов, превращение ее в технологическую, выходить на новые рынки. Безумно хотим на них выйти.

Последний вопрос -- с чем тебе можно написать на почту? На какое письмо ты ответишь?
Я отвечу на любое письмо, которые мне напишут во второй раз, не дождавшись ответа. А еще лучше, если позвонят. Я отвечу не на любое сообщение в фейсбуке и вконтакте, потому что я проверяю сообщения там один раз в неделю. Писать нужно с пониманием, зачем вы мне пишете. Какая мне будет ценность от вашего письма? Если вы понимаете это, то пишите. Это может быть про мою компанию, про инвестиции или про образовательные проекты, которые мне интересны.

| Просмотров: 1077